Способствовать людям добиться большего,

чем они считали возможным

(044) 568-01-69

(068) 868-46-09

(095) 605-87-80

info@consult-dnd.com.ua

Главная  /  Знания  /  Новости экономики  /  Жизнь и дела Кахи Бендукидзе: «Все просили денег, а он свободы»

Жизнь и дела Кахи Бендукидзе: «Все просили денег, а он свободы»

« Назад

17.11.2014 05:03

В начале 1990-х Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), где Бендукидзе занимал руководящие должности, еще не был «профсоюзом олигархов», а скорее «клубом красных директоров», - вспоминает в колонке для РБК Алексашенко. - Как в этот круг попал Каха не понимаю!».

Но в РСПП Бендукидзе «добился много больше тех, кто пошел в публичную политику», цитирует портал Slon.ru его друга, экономиста Андрея Илларионова. По его словам, Бендукидзе, к примеру, во многом подготовил и пролоббировал ныне действующий закон «О валютном регулировании»: «Не будучи сотрудником каких-либо государственных органов, не занимая официальных должностей, он сам, по своей инициативе подготовил проект этого закона. Каха участвовал в его обсуждении в десятках кабинетов спорил, отстаивал его, добился того, что этот законопроект с небольшими корректировками прошел все стадии и в конце концов был принят».

«Каха тогда был «экономическим анархистом» он считал, что немедленное уничтожение остатков советской экономической машины пойдет всем на пользу, вспоминает Алексашенко. В то время как «красные директора» просили денег, он, представляя интересы нарождавшегося класса предпринимателей, просил свободы. Мы с ним тогда часто спорили на мой взгляд, его стремление к разрушению государственных механизмов было чрезмерным, а надежды на невидимую руку рынка и совесть бизнесменов необоснованными». «Его вера в свободу основывалась на уважении к человеку, - написал на портале «Открытая Россия» экономист Сергей Гуриев. - Он считал, что мы не должны опекать сограждан, как детей, у взрослого человека есть право решать, как именно распорядиться своими временем и деньгами [...]. И Каха не просто делал то, что считал нужным, он рассказывал об этом так, что было очевидно, что только так и надо жить».

Реформатор

В 2004 году, расставшись с бизнесом в России, Бендукидзе по приглашению победившего в результате «революции роз» Михаила Саакашвили, стал министром экономики Грузии. Саакашвили обещал в короткие сроки провести радикальные экономические реформы. Ему был нужен человек, готовый выступить в роли чистильщика, никак не связанный с прежней грузинской экономической и политической элитой и не имеющий политических амбиций: идеологу и администратору реформ была практически гарантирована народная нелюбовь. Таким чистильщиком согласился стать Бендукидзе.

Первым делом он принялся за приватизацию «всего», предстояла продажа порядка 1800 предприятий. Бендукидзе лично занимался некоторыми сделками, например с батумской гостиницей «Интурист» (она ушла за $ 3 млн, хотя бизнесмен Бадри Патаркацишвили предлагал продать ее в 40 раз дешевле).

Затем продали бывшую резиденцию президента Эдуарда Шеварднадзе, потом резиденцию главного грузинского оператора фиксированной связи «Объединенная телекоммуникационная компания», газораспределительную компанию «Тбилгази», тбилисский водоканал, медицинские учреждения и многое другое. В 2005 году бюджет получил от приватизации около $ 231 млн, писала Лариса Буракова в своей книге «Почему у Грузии получилось».

«Он настаивал, что у государства ничего не должно оставаться, даже санэпидстанции надо упразднить из-за высоких рисков коррупции, - рассказывает вице-президент РСПП Давид Якобашвили. - Ему говорят: «А как это сделать? Если будут выпускать плохие товары? А вдруг там молоко будет испорчено?». Он на это отвечал, что лучшей санэпидемстанцией будет наш народ. У них это работало. В такой коррупционной республике, какой была Грузия, победить коррупцию это было просто чудом, фантастикой. Удалось это сделать благодаря ему».

«Он хорошо понимал, что такое реальная реформа, то что академические экономисты назвали бы «переключение равновесий», - говорит проректор Высшей школы экономики Константин Сонин. - Он понимал, что у любой реформы есть издержки в первый момент, что те, кто от реформы проигрывает, организованы гораздо лучше, чем те, кто от реформы выигрывает, и, значит, реформы можно проводить только «скачком». И удивительно, насколько последовательно он использовал это теоретическое понимание в своей практической деятельности».

Грузинские реформы стали называть экономическим чудом. В рейтинге стран по легкости ведения бизнеса, который готовит Всемирный банк, Грузия в 2004–2007 годах поднялась со 137-го на 11-е место, обогнав Германию с Францией (в докладе 2014 года она занимает 8-е место в мире по благоприятности условий для предпринимательской деятельности). Реформаторы под руководством Бендукидзе, в частности, кардинально упростили процедуру регистрации бизнеса, сократили число лицензируемых видов деятельности, отменили 16 из 22 видов налогов и снизили ставки остальных, обнулили таможенные пошлины на 90% импортных товаров. По данным Transparency International, по уровню восприятия коррупции Грузия с 2003 по 2013 год поднялась со 124-го на 55-е место, впрочем, тут большой вклад внесли реформы судов и полиции.

«В 2006–2008 годах редкая дискуссия в Москве проходила без отсылок к грузинскому опыту, без заслушивания очередного приехавшего из Тбилиси со «сводкой последних новостей», - пишет Алексашенко. Стремительное продвижение Грузии вверх в мировых рейтингах, по его мнению, и сейчас кажется фантастическим: «Да, страна маленькая, и многое сделать там легче. Но маленьких стран с аналогичными проблемами много, а вот найти пути и возможности с ними справиться смогли единицы».

Параллельно с работой во власти Бендукидзе занимался поддержкой образования в 2007 году создал «Фонд знаний», учредивший в Грузии два новых университета. Он инвестировал в них больше $ 50 млн.

«В мире много молодых людей, которые хотят качественного образования, и гораздо меньше мест, где можно качественное образование получить, - рассказывал Бендукидзе журналисту РБК. - При этом я не считаю, что образование – это нечто особенное. Такой же бизнес, как все остальное, ничего сакрального. Просто вид услуг, которые одни люди оказывают другим». Сравнивая образование с другими видами услуг, Бендукидзе говорил о том, что его идея - создать в этом сегменте то, что называется affordable luxury (позволительная роскошь).

«Например, Starbucks. Туда ходят и миллионеры, и люди, которые зарабатывают в сто раз меньше, потому что знаешь, что там хорошее качество, чисто, не отравишься, вкусно достаточно, приятная атмосфера. Или там часы Swatch – ходят точно, стильные, сделаны в Швейцарии, молодежь любит, хотя стоят они в сто раз дешевле, чем вот эти [мои - РБК.] часы, которые точностью хода, кстати, не отличаются. Вопрос в том, что могло бы быть этим affordable luxury в образовании». Он говорил о том, что хотел бы создать институты, где не будут «выращивать нобелевских лауреатов или обучать классической филологии, нейрокомпьютерингу или еще чему-то суперсложного вида». Это образование будет связано с финансами, правом, экономикой - с бизнесом и деньгами, «такой Starbucks или McDonald's, то есть ты не делаешь ничего сверхъестественного, но с другой стороны, это, как кофе, который можно пить каждый день, и все будет нормально».

В 2009 году Бендукидзе покинул госслужбу. К этому моменту грузинское чудо потускнело из-за глобального экономического кризиса: в 2009 году ВВП упал на 3,8%, тогда как в 2005–2007 годах он рос более чем на 9% в год. Правительство Саакашвили столкнулось с растущей оппозицией. Против экономических реформ, проводимых Бендукидзе, выдвигался традиционный аргумент: он приватизировал экономику в пользу крупного и иностранного бизнеса, а с бедностью и безработицей справиться не удалось.

Пришло время уволить чистильщика, Саакашвили потом говорил, что Бендукидзе «буквально прогнали из Грузии». В 2014 году против него было заведено несколько уголовных дел.

Советник

Весной 2014 года новое украинское правительство решило, что ему пригодится опыт радикальных грузинских реформ. Бендукидзе много бывал в Киеве после бегства президента Виктора Януковича и делился с представителями новой власти своими взглядами на экономику. Делился язвительно, но конструктивно, пишет Илларионов: «Он обладал удивительной способностью высказывать крайне неприятные слова, говорить болезненные вещи, жестко критиковать [...]. Но те, кому были адресованы его замечания, сохраняли к нему симпатию и уважение».

Бендукидзе вошел в Экономический совещательный совет при правительстве Украины, а также в Национальный совет реформ при президенте Петре Порошенко.

«Наша последняя с ним встреча была за месяц до его смерти, - вспоминает Алексашено. - Мы с горечью говорили о том, что реальных шансов на изменение ситуации в нашей стране у нас практически нет. Что каждый дополнительный день существования российского политического режима делает будущее страны все более мрачным, а выход из тупика все более тяжелым. На этой печальной ноте не хотелось расставаться, и Каха сказал: «Все равно мы их переживем и сделаем это!». Не получилось».

Ученый

В 1977 году Бендукидзе закончил биологический факультет Тбилисского университета. Через три года переехал в Москву, где защитил кандидатскую диссертацию в МГУ. Работал в Институте биохимии и физиологии микроорганизмов Академии наук СССР. В 1985–1990 годах — заведующий лабораторией молекулярной генетики Института биотехнологии.

Предприниматель

В 1988 году Бендукидзе создал кооперативы для производства биохимических препаратов и возглавил предприятие с правом коммерческой деятельности «Биопроцесс». В 1992 году основал Промторгбанк. В 1993 году его компания «Биопроцесс-НИПЕК» приобрела на чековых аукционах около 60% Уралмашзавода, крупнейшего предприятия в СССР, выпускавшего буровое оборудование и технику для карьерной добычи полезных ископаемых.

Позже к «Уралмашу» добавились «Ижорские заводы» в Санкт-Петербурге, судостроительные заводы «Алмаз» и «Красное Сормово». В начале 2000-х все промышленные активы были объединены в «Объединенные машиностроительные заводы» (ОМЗ). После неудачной попытки слияния ОМЗ с «Силовыми машинами» Владимира Потанина Бендукидзе с партнерами продал в 2005 году ОМЗ компаниям, входящим в группу Газпромбанка.

Политик и общественный деятель

В 2000 году Бендукидзе вошел в состав бюро Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), был его активным членом. В 2004 году переехал в Тбилиси, став по приглашению только что избранного президента Грузии Михаила Саакашвили министром экономики. В декабре того же года стал министром по координации экономических реформ. В начале 2009 года оставил государственную службу и вложил около $ 50 млн в основанный им Фонд знаний — организацию для поддержки науки и образования в Грузии. С мая 2014 года входил в Экономический совещательный совет при правительстве Украины, куда его позвал президент Петр Порошенко.