Способствовать людям добиться большего,

чем они считали возможным

(044) 568-01-69

(068) 868-46-09

(095) 605-87-80

info@consult-dnd.com.ua

Главная  /  Знания  /  Новости экономики  /  Шанс на рывок: как дальше жить в зоне АТО

Шанс на рывок: как дальше жить в зоне АТО

« Назад

18.09.2014 23:02

Пессимистичный сценарий таков: городам на востоке Украины суждено оказаться в «ловушке бедности». Выбраться из нее окажется непросто, а то и вовсе невозможно. Восстанавливать разрушенную инфраструктуру либо не станут, либо будут делать это медленно. Уехавшие из региона квалифицированные специалисты домой не вернутся – сочтут за лучшее жить и работать там, где сегодня нашли временное пристанище. В итоге восточные регионы на долгие годы останутся депрессивными.

Есть и оптимистичный сценарий. Как только на востоке Украины воцарится мир, люди начнут возвращаться в родные места. Они ухватятся за возможности, которые открывает для бизнеса необходимость восстанавливать регион. Социально‑экономическая инфраструктура начнет быстро возрождаться. Строить ее будут более качественно и рационально по сравнению с той, что была разрушена войной. Появится основа для дальнейшего экономического роста.

Лучше понять оба сценария помогает статья, написанная в 2010-м Кристофером Блаттманом из Йельского университета и Эдвардом Мигелем из Калифорнийского университета в Беркли. В работе ученые проанализировали литературу об экономических последствиях гражданских войн.

Вполне закономерный итог исследования: сильнее всего от войны страдают те, кто оказался непосредственно в зоне боевых действий. Иногда долгосрочные экономические последствия войны сказываются даже на внешнем облике жителей разрушенных регионов. Например, вследствие недоедания дети в Зимбабве и Бурунди, став взрослыми, остались ниже ростом, чем их сверстники, не видевшие войны. Усиливаются и социальные различия. Девочки в Таджикистане, потерявшие кров из‑за вооруженного конфликта, реже получали среднее образование. Но больше всего страдают непосредственные участники столкновений. Время, проведенное в боях, часто выливается в недополученные образование и трудовой опыт. Итог  – низкие заработки после войны.

В целом Блаттман и Мигель рисуют довольно пессимистичную картину: людям, пострадавшим от войны, бывает сложно вернуться к обычной жизни. Но в региональном масштабе ситуация выглядит не столь удручающе.

Исследования показали, что количество жителей японских и немецких городов, резко сократившееся после бомбардировок во время Второй мировой войны, восстановилось за 20–25 лет. За те же 25 лет возродились разрушенные войной районы Вьетнама. Они догнали по численности населения и уровню жизни те области, где боевые действия были куда менее интенсивными. В своей работе Серра и Саксена указывают на интересный факт: после финансового кризиса производство в стране возобновляется медленнее, чем после гражданской войны. В последнем случае половина утраченного объема производства обычно восстанавливается за пару лет.

Важнейшее условие успешного возрождения региона  – полное прекращение вооруженного конфликта, как в случае со Второй мировой и Вьетнамской войнами. Пока есть угроза возобновления боевых действий в пострадавших областях, люди и инвестиции будут возвращаться туда неохотно. Блаттман и Мигель выяснили также, что финансовое или военное вмешательство международного сообщества помогает укрепить веру в то, что война не разгорится вновь. Иногда добиться более прочного мира и стабильности государственных институтов помогает полная военная победа, а не соглашение о прекращении огня.

Украина имеет хорошие шансы на возрождение. Как только здесь воцарится мир, страна и все ее регионы получат возможность восстановить экономику. И даже добиться того уровня экономического роста, который был бы недостижим, не случись войны. Однако людям, которые живут  на территориях, напрямую затронутых боевыми действиями, может повезти куда меньше.