Способствовать людям добиться большего,

чем они считали возможным

(044) 568-01-69

(068) 868-46-09

(095) 605-87-80

info@consult-dnd.com.ua

  • Финансовый консалтинг
  • Стратегический консалтинг
  • Кадровый консалтинг
  • Консалтинг продаж
  • Аудит деятельности
  • Подбор персонала
  • Обучение персонала
  • Маркетинговые исследования
  • Производственный консалтинг
  • Маркетинговый консалтинг
  • Операционный консалтинг
  • Логистический консалтинг
Главная  /  Знания  /  Мастер-класс  /  Каха Бендукидзе: каким он остался в памяти коллег

Каха Бендукидзе: каким он остался в памяти коллег

« Назад

14.11.2014 03:37

Долгие годы работы бок о бок с Бендукидзе не оставили ни капли негативных эмоций в его адрес. Каха Автандилович всегда ассоциировался у меня с бесконечно деятельным и креативным человеком, главная нелюбовь которого распространялась исключительно на бездельников, которых он характеризовал емким русским словом на букву «д».

О кадрах

Вообще кадровый вопрос чем-то роднит Бендукидзе с его знаменитым земляком-тираном: принцип «кадры решают все», наверное, был одним из ключевых в его работе. При этом если не подбирался (или не находился волшебным образом) подходящий человек, то и проект не начинал реализовываться.

Это, наверное, существенно отличало его от других бизнесменов, которые старались искать на рынке кандидатов, отвечающих тем или иным требованиям, и сталкивались затем с полной индифферентностью по отношению к поставленным целям и задачам.

Одним из важнейших качеств этого человека была педантичная любовь к чистоте. Помню, однажды Каха забрел в мой кабинет – он часто ходил по кабинетам сотрудников, чтобы на месте обсудить какие-то вопросы – и случайно провел рукой по протянутому вдоль стены плинтусу. Наличие пыли вызвало такое возмущение, что сначала была вызвана уборщица, потом завхоз, потом был проведен эксперимент по работоспособности пылесоса, а когда выяснилось, что пылесос – гад! – не пылесосит, этот злополучный агрегат полетел в окно (4-й этаж здания в центре Москвы). На счастье ничего не подозревавших автовладельцев, поставивших машины под окном моего кабинета, пылесос был надежно воткнут в розетку и просто завис дамокловым мечом за подоконником...

О людях и целях

Не могу сказать, что Каха сильно любил людей. Но относился он к ним всегда с уважением. Мало кто был с Бендукидзе на «ты» – разве что несколько сотрудников, которые пришли с ним с биофака МГУ или вообще выросли в одной песочнице. Были и такие… При этом Бендукидзе был всегда подчеркнуто вежлив и старался соблюдать дистанцию.

Каха всегда был либералом, исповедующим ценности свободного рынка. Его известная фраза, сказанная им уже на посту грузинского реформатора, что продаваться должно все, кроме совести, очень верно его характеризует

Его стиль поведения – это достижение цели. Или целей. Обычно их всегда было много. Как-то раз мне не удалось дозвониться до одного чиновника, который должен был помочь решить какую-то задачу, связанную с бизнесом. В ответ на мое оправдание Каха сказал: «Представьте, что у вас серьезно болен ребенок (тогда как раз у меня родилась дочка), а у этого человека, у единственного, есть лекарство, которое его вылечит. Неужели вы будете потом оправдываться, что не смогли дозвониться?» Это жесткое, но очень доходчивое сравнение объясняет всю суть Бендукидзе: он отказывался понимать, что в бизнесе могут быть неразрешимые задачи.

Тем не менее, Каха в деловых столкновениях, которых у нас было достаточно много, никогда не доводил ситуацию до пата или неразрешимого конфликта. Целью любого сражения всегда были переговоры.

Каху всегда любили иностранные инвесторы. Да и он им тоже старался отвечать взаимностью. Он всегда говорил, что не понимает протекционизма в бизнесе: если иностранцы хотят купить бизнес в России, не должно быть никаких препятствий. Какая, собственно, разница, кто управляет предприятием: главное, чтобы платились налоги, чтобы в бизнес вкладывались инвестиции и создавались рабочие места.

Кстати, и обычные люди за рубежом относились к нему даже с неким поклонением. Когда мы были в Гонконге, прохожие робко подходили к Кахе, трогали его и улыбались – он большой добрый ходячий талисман.

О рыночных отношениях

Каха всегда был либералом, исповедующим ценности свободного рынка. Его известная фраза, сказанная им уже на посту грузинского реформатора, что продаваться должно все, кроме совести, очень верно его характеризует.

В 2004-м Каха поехал поднимать Грузию, где и произнес в один прекрасный момент свою знаменитейшую фразу: «Представьте, что вместо России у вас море»

Он всегда выступал против государственной собственности на средства производства. И, помню, долго спорил с бывшим директором «Уралвагонзавода» Николаем Малыхом, что реформировать и сделать конкурентоспособным госпредприятие в долгосрочной перспективе нельзя. И то, что он уже давно не вел бизнес в России – косвенное тому подтверждение.

Я мало видел людей, способных принимать молниеносные решения. Но Бендукидзе был одним из таких. Когда мы создавали компанию, покупая активы, важно было быстро среагировать на требование момента и не поскупиться копейкой, чтобы не потерять миллион. У многих руководителей в такой ситуации наступает ступор, приводящий к долгосрочным исследованиям процесса, которые этот процесс и топят в бумагах. Каха же мог навскидку дать нужную цену и ударить по рукам.

Фактически так мы купили Ижорские заводы (одно из старейших российских машиностроительных предприятий, входит в Группу ОМЗ. – Forbes), и так же приобрели на аукционе Freide & Goldman – американскую проектную компанию, контролирующую 25% мирового рынка самоподъемных буровых платформ.

О взлетах и падениях

До начала 2000-х наша компания активно росла и развивалась. Приобретались новые активы, проводилась реструктуризация, в том числе и с привлечением иностранных консультантов. Хотя, конечно, стоит сказать, что Каха всегда считал иностранных консультантов дармоедами, а иностранных аудиторов – кровопийцами, но всегда понимал целесообразность и тех, и других, по крайней мере, для имиджа компании.

Однако в первой половине 2000-х ситуация начала меняться. ОМЗ достигли своего апогея, приобретя «Атомстройэкспорт», что позволяло перейти на совершенно иной уровень международного бизнеса. Однако эта покупка оказалась костью, которую нам не позволили проглотить.

Каха считал иностранных консультантов дармоедами, а иностранных аудиторов – кровопийцами, но всегда понимал целесообразность и тех, и других, по крайней мере, для имиджа компании

Государственное вмешательство, против которого всегда боролся Каха Автандилович, заиграло [в России] в полный рост.

Сыграла свою роль, на мой субъективный взгляд, и одна кадровая ошибка. Как я уже писал выше, Каха всегда большое внимание уделял кадрам. Но кадры в нашу компанию никогда не приходили просто с улицы. Костяк составляли люди, близкие Кахе по его прошлому, а также группа молодых экономистов, которая когда-то была им привлечена для работы над проспектом эмиссии НИПЕК (Нефтяная инвестиционно-промышленная евроазиатская корпорация – один из первых ваучерных фондов, созданных Бендукидзе на заре приватизационной юности).

Кадровые лакуны впоследствии заполняли люди, знакомые с уже действующими сотрудниками компании, либо люди, с которыми Каха знакомился в других ипостасях, например, как преподаватель Высшей школы экономики.

Но однажды Бендукидзе все же решился на рекрутинг топ-менеджмента и привлек через Ward Howell трех топов, которые сразу умудрились внести диссонанс в наш коллектив. А один из них просто оказался предателем, чего раньше никогда у нас не встречалась.

Итак, давление государства в связи с покупкой «Атомстройэкспорта», обидная кадровая ошибка и, наконец, посадка Ходорковского – все это повлияло на решение сворачивать бизнес в моей стране.

Понятно, что дальше развивать бизнес в России тому, кто мыслит себя бизнесменом мирового уровня, оказалось трудно. И Каха нас покинул, потихоньку распродав все активы. Из единой корпорации они разошлись по трем крупным кускам: один достался Газпромбанку – это и теперь «Объединенные машиностроительные заводы», продолжающие дело, начатое Бендукидзе; другой – «Росатому», третий – Объединенной судостроительной корпорации.

О Грузии и Украине

В 2004-м Каха поехал поднимать Грузию, где и произнес в один прекрасный момент свою знаменитейшую фразу: «Представьте, что вместо России у вас море».

Будучи биологом, Каха всегда любил и математику. И понятно, что в кризисной ситуации он просто представил экономику Грузии уравнением, в котором требуется убрать одно неизвестное. Он тогда и убрал, сконцентрировав страну на поиске рыночных ниш в других странах и регионах.

Сегодня аналогичное уравнение предстоит решить и Украине. Странная экономика, странные взаимоотношения с Россией, отсутствие энергоэффективности, но гораздо большие, нежели у Грузии, производственные возможности.